О снобах и снобизме

Снобу нужен этот мир во всех его проявлениях. Ему нужны крестьяне, чтобы его якобы породистая бледность выгодно выделялась на фоне их серости. Ему нужны аристократы – он должен кого-то боготворить и копировать. Ему нужны разбитые дороги и деревенские сортиры, чтобы было о чем с отвращением говорить. Ему нужны Париж и Милан, чтобы восторгаться ими как столицами мировой моды. Ему нужны республика Конго и село Лохушки, чтобы назвать их задницей мира. Ему нужен «Черный квадрат» Малевича, чтобы с презрением смотреть на тех, кто видит обычную геометрическую фигуру черного цвета. Ему нужен Гоголь, чтобы все видели, что он отличает его от Гегеля, а Моне – от Мане.

Снобы вырываются из провинций и едут в Москву, тратя огромные усилия, чтобы окончательно «вывести из себя деревню». И чтобы через несколько лет, сверкая столичным лоском и белоснежными винирами, с презрением бросить, растягивая: «Пона-а-а-ехали тут!».

Снобы пьют растворимый кофе, изящно оттопырив мизинчик, потому что этот жест соответствует их представлениям о хороших манерах. Они не пьют водку, ибо не комильфо – они смакуют «благородные» вина, купленные в сетевом магазине за углом. Они не участвуют в плебейских посиделках на кухнях, предпочитая стоять в длинной очереди к фейсконтролю в пафосный ночной клуб.

Снобы пребывают в благоговейном почтении перед всем аристократическим и благородным, в каждой ржавой вилке на своей кухне видя фамильное столовое серебро. Они судорожно копаются в своих генеалогических древах, с восторгом обнаруживая, что двоюродный дядя матери мужа троюродной сестры был сельским учителем, а значит можно причислить себя к сельской интеллигенции – не графья, конечно, но все лучше, чем просто колхозники.

Снобы принимают «по одежке» и провожают по тому же признаку. Для них внешний лоск – это показатель успеха. Они падки на бренды и громкие имена модельеров, хотя часто не могут себе позволить качественные вещи, что еще больше разжигает в них стремление иметь.

Снобы не упускают возможности продемонстрировать свои эстетический вкус и интеллект. Любят ссылаться на авторитетные источники, рассуждая с умным видом о вещах им чуждых и далеких. Как правило, информация не носит особого глубокого смысла, а часто вообще – бессмысленна.

Если сноб добился финансовой независимости, то средства пустит на облагораживание своего облика: купит поместье, назвав его родовым гнездом, придумает историю своего августейшего рода, присвоит скромный титул князя, а к имени прибавит фамильную приставку «фон». История знает немало примеров такого махрового снобизма.

Что движет снобом?

Вся жизнь сноба – это нескончаемый пафос и подмена понятий. Он стремится казаться, а не быть, потому что красивая обертка для него дорожи сути. Сноб не живет полноценной жизнью как таковой – он постоянно что-то исполняет, кому-то подражает и до дрожи боится, что однажды его сущность раскусят.

Все то, что он пытается выдать за врожденную интеллигентность, нестандартное мышление и благородство души, называется одним простым словом – комплексы!

Презрительное отношение сноба к другим – это отражение его неуверенности и обида за то, что одним всё, а им – ничего. Снобы искренне полагают, что этот мир им сильно задолжал, не дав благородную фамилию и особняк в придачу, а поэтому они пытаются эту обиду всячески компенсировать. Поделив человечество на классы, они, будучи внизу, пытаются всеми силами перепрыгнуть повыше, к благородным и породистым. Для них мать-доярка и отец-комбайнер – это наивысшее оскорбление и плевок судьбы.

Они – не эрудированы, так как их интеллекта хватает ровно настолько, чтобы блеснуть поверхностными знаниями перед теми, кто знает еще меньше. Не вхожи в тайные сообщества и светские рауты, но очень любят придумывать истории относительно невероятных знакомств с сильными мира сего. Они часто не богаты – вся их сверкающая «мишура» куплена в кредит или взята напрокат. У них отсутствует утонченный вкус, так как в своем неуемном стремлении «пустить пыль в глаза», наоборот, демонстрируют полную безвкусицу. У них нет жизненной опоры – они зависят от одобрения других. У них нет своей жизни – они живут иллюзиями и погоней за несбыточным. У них нет настоящих друзей – они «дружат» только с теми, кто их может куда-то провести или обеспечить выгодное знакомство. Они глубоко несчастны, так как назвать счастьем осознание превосходства над другими – утверждение сомнительное.

Унижать и высмеивать тех, кого они считают ниже себя – для них единственная забава. Подражать и преклоняться перед теми, кто выше – цель и смысл жизни.

Снобизм – это исправимо?

Жалеть их не стоит, это точно. Можно попытаться понять. Никакая сторонняя помощь не способна заставить их перестать стесняться того, чего стесняться не нужно: происхождения, родителей, места рождения. Нужно устранять первопричину – психологические комплексы, но могут пройти годы, прежде чем сноб осознает масштабы проблемы и постучится в дверь к специалисту. И это должен быть очень усталый сноб, вымотанный бесконечной битвой за «место под солнцем».

Со временем возможно это пройдет само, не всегда, конечно. Но бывает так, что в один прекрасный момент человек осознает, что ему это все не нужно, он все равно не будет ровней тому, кого считал идеалом, а вся его жизнь – это лишь имитация и подражание. Если снобизм не совсем клинический, то он даже осознает, что и равняться, собственно, было не на кого. Объективно могут существовать либо счастливый человек, либо несчастный, а все остальное: звания, регалии, титулы, происхождение – это то барахло, от которого счастье не зависит, но которое в нашем обществе, к сожалению, ценится выше всего!