Ни для кого не секрет, что в нашей стране, сейчас не самый лёгкий период. Экономические проблемы во многих российских семьях приводят к психологическим.

Пару лет назад я забрела на один психологический форум и просматривала темы, которые создавали пользователи этого форума. Меня ужаснуло огромное количество тем, где люди рассказывают о том, что они хотят покончить с собой. У многих из них были огромные долги перед банками и ощущение того, что они никогда не смогут с этим справиться. Других же, тяготил факт того, с кем они вынуждены проживать свою жизнь: мужья ненавидели своих жен, а жены мужей, ну а подростки ненавидели весь мир. Тогда у меня в голове впервые остро отпечаталась мысль, что многим людям больно жить.

Следующими событиями, которые меня шокировали – стали факты стрельбы в школах: в Ивантеевке (2017 г.), резня в школе у нас в Перми (январь 2018 г.) и последний случай – Керчь (октябрь 2018 г.)

Теперь такое общественное явление принято называть «Колумбайном» (от названия школы Колумбайн в США, где в 1999 году произошел один из наиболее громких расстрелов двумя подростками учеников своей школы). Как выяснилось позже – один их стрелявших уже несколько лет принимал антидепрессанты, а второй несколько лет находился в депрессии и помышлял о суициде. Тот уровень обиды на мир, который назревал в психике подростков из всех вышеупомянутых инцидентов – поражает своим масштабом. И, естественно, такая агрессия не накапливается за один день – она зреет месяцами и годами.

Мать одного из стрелков школы Колумбайн выступила на конференции американского фонда TED. Там она рассказала, что никогда бы не подумала, что с её сыном что-то не так и, что он задумывается о смерти (как своей, так и учеников его школы). Что она всегда учила его быть добрым и воспитанным. И что теперь она сама неспособна нормально существовать из-за чувства вины перед родственниками погибших в той трагедии.

Многие люди живут с болью и суицидальными мыслями, а кто-то живёт с агрессией, которую они не в состоянии «переварить». Но замечают ли это окружающие (родственники, друзья)? Думаю, далеко не всегда. И стоит ли винить их за это? Думаю, что нет. Потому что люди по своей натуре существа очень скрытные. А замкнутые люди с проблемами – скрытные вдвойне. Даже профессиональные психологи и психоаналитики не всегда способны с первого сеанса разобраться с тем уровнем проблем, который кроется в психике конкретного пациента. Поэтому не считаю, что наши родственники всегда способны заметить наши проблемы и оказать нам нужную помощь.

Но что тогда способно хоть как-то помочь тем людям, которым больно жить и они не готовы этим поделиться с близкими?

В каждой области есть специалист, а подобными проблемами занимаются психологи. Но вот только действительно эффективно выявить и помочь людям, которым больно жить смогут психологи, которые делают акцент в своём обучении на таком разделе психологии, как психодиагностика.

Психодиагностика – это именно то направление психологической науки, которое занимается выявлением нездоровых наклонностей у «нормальных» с виду людей. Лично для меня мне крайне важна возможность оценки степени тяжести психического состояния человека.

Важно уметь различать людей с неглубокими психологическими проблемами, и людей, глубина проблем которых настолько сильна, что страшно представить. Уметь заметить тех, кому больно жить и сделать всё, что в моих силах, чтобы ослабить эту боль – то, к чему я буду стремиться.

Несомненным плюсом психодиагностики является то, что в число её инструментов входят методики, способные дать объективные и независимые результаты. Таким образом, пациенту будет сложнее скрывать информацию о своём состоянии.

Считаю, что психологи, которые сделают акцент на психодиагностику будут полезны во многих отраслях:

  • В учебных заведениях, где при должном упорстве в своей работе они смогу выявить проблемных детей и подростков (предупредив тем самым ужасные вышеупомянутые инциденты);
  • На предприятиях, где смогут следить не только за отбором подходящих сотрудников на определенную вакансию, но и за их дальнейшим психологическим состоянием;
  • При обычных поликлиниках, где любой терапевт, заметив «неладное» в состоянии своего пациента смог бы проконсультироваться с психологом-психодиагностом по поводу своих подозрений.

Больше всего времени мы проводим либо с родственниками, либо на работе (учебе). Поселить психолога в каждую семью – нереально, но добавить вакансию психолога-психодиагноста в каждое учебное заведение, на каждое крупное предприятие и в крупную поликлинику – уже более осуществимая задача.

И тогда, возможно, уже меньшему числу людей будет больно жить.